rss  новости rss  статьи rss  все
 

Ирина Лачина: Мое лучшее лекарство – сон

10.10.2005 00:05

Как противостоять стрессам, полноте и потере интереса к жизни? Ответы на эти вопросы знает популярная актриса театра и кино Ирина Лачина. Главное – прислушиваться к себе и делать из этого правильные выводы.

– Ирина, не так давно мини-юбка отмечала свой юбилей. Уже полвека она прочно держит лидирующую позицию и уступает по популярности разве только джинсам. Надеюсь, вы отдали должное столь любимому женщинами предмету?

– В жизни я предпочитаю брюки. Это куда удобнее и практичнее. Но мини-юбки тоже люблю, и они у меня есть. Хотя надеваю их очень редко и вообще-то отношусь к ним спокойно.

– Это потому, что вам не запрещали. А родись вы на полвека раньше – мини-юбка была бы для вас своеобразным символом независимости.

– Может быть… Действительно, когда я росла, мода становилась все более демократичной, все больше утрачивала строгую направленность, и со временем узкие рамки исчезли.

Нынешняя мода подчеркивает индивидуальность. Лично я – за такую моду. Кстати, вновь возвращается стиль 60-х: маленькие, чуть приталенные, до колен платья, пышные юбки. Все это очень женственно. У меня в гардеробе есть несколько таких платьев. Даже сохранилось мамино платье, которое она носила, будучи еще совсем молоденькой. Я, правда, ни разу его не надевала. Уж очень оно короткое, прямо экстремальное мини.

– Как вы находили свой собственный стиль?

– Под влиянием живописи и кино. В нашем доме всегда было много альбомов по живописи. Мама привозила их из-за границы. Ну и, конечно, под влиянием кино, потому что с самого детства я находилась внутри этого процесса.

Хотя современный образ жизни диктует практичность в одежде, я тяготею к романтизму и очень люблю исторические костюмы. И свой повседневный костюм всегда стараюсь разнообразить какими-нибудь интересными деталями.

Видео

Я люблю многослойную одежду. Это очень удобно. Комбинируя два разных костюма, можно в итоге создать третий. Например, поверх маечки с длинным рукавом можно надеть другого цвета маечку с коротким рукавом или надевать под прозрачную блузку топики разных цветов. Тогда блузка будет менять оттенок и будет ощущение, что ты всякий раз в чем-то новом.

Что главное для меня – одежда не должна быть серой оболочкой. И одеваюсь я сообразно настроению. Иногда мне бывает интересно создавать различные стилизации под исторический костюм. Например, мужской костюм а-ля французская революция. Жабо, приталенный пиджак, брюки три четверти, белые чулки, туфли на низком каблуке с большими пряжками. Такой костюм, конечно, обязывает, и продержаться весь день в таком образе сложно.

Поэтому свою любовь к костюмам я компенсирую во время съемок и на сцене.

– Поскольку вы любите исторический костюм, то какая эпоха наиболее близка вам?

– Очень люблю французскую моду времен Наполеона Бонапарта и стиль модерн 20-х годов прошлого века. Эти струящиеся платья из стекляруса с открытой спиной и заниженной талией, длинная нитка бус на шее. Не меньше мне нравится и начало двадцатого века, стиль Веры Холодной. Длинные, в пол, юбки, блузки с высоким воротом, с камеей у горла и кружевами на груди, взбитые волосы и шляпы с большими полями. Все это придает женщине загадочность.

– Вы сказали, что возвращается стиль шестидесятых, но чтобы вписаться в эти маленькие платья, нужно иметь фигуру без изъянов. Поделитесь, как вы добились хорошей фигуры?

– Мне повезло. Фигура мне досталась от мамы по наследству. У меня никогда не было проблемы, да и сейчас нет, что есть и сколько. Целый день носишься по делам – поесть некогда. Но у меня всегда с собой фрукты: яблоко, груша или апельсин.

Единственный полноценный прием пищи за день – это ужин и, как правило, очень плотный. И хотя считается, что наедаться по вечерам вредно, никакого дискомфорта я от этого не испытываю. Я еще и сладкоежка к тому же. Люблю мучное и шоколад.

– И даже роды на вас не повлияли?

– Наоборот, после родов я еще похудела. Сначала набрала ровно столько, сколько должен весить ребенок, а когда родила – вернулась к прежнему облику. Аппетит во время беременности у меня не повысился.

Первые два месяца я вообще не знала, что нахожусь в положении, и занималась в институте сценическим движением: прыгала, танцевала. По-видимому, у меня от природы есть некий запас прочности. А для актерской профессии он особенно важен.

– Чем же вы все-таки питаетесь, если едите все, что хотите, и не полнеете?

– Я ем только то, что люблю. Поскольку люблю, в основном, полезное, то получается, что питаюсь я правильно.

Не люблю, например, алкоголь. К кофе отношусь как к лекарству и пью его очень редко, лишь в критические моменты, когда необходимо разбудить себя. Не могу жить без фруктов. В день съедаю где-то три-четыре килограмма, за что от мужа получила прозвище "плодожорка". Очень люблю овощные супчики.

Мама не готовила мясные бульоны. Как-то подозрительно она к ним относилась. А вот бабушка варила мне в детстве очень вкусные куриные бульоны с "золотыми монетками". Это когда жирок кружочками плавал в тарелке. К бульону всегда подавалось много зелени, а бабушка обязательно пекла маленькие пирожки. И вообще она готовила фантастически!

На зиму всегда делались заготовки: джемы, повидло, соки, консервированные овощи и фрукты. У нас в семье был, в хорошем смысле слова, культ здоровой еды.

– Ирина, а вы пользуетесь поливитаминами, пищевыми добавками?

– Только в теории. Несколько раз я пыталась пропить витаминный комплекс. Мне показалось, что это нужно. Но ни разу не удалось довести это до конца. Нет, конечно, если бы я почувствовала, что это жизненно необходимо, я бы нашла способ заставить себя. Но что-то мне подсказывает, что лук и чеснок помогают в таких случаях гораздо больше.

К БАДам отношусь с опаской. Поскольку не знаю точно, из чего они сделаны. Единственное, чем я не пренебрегаю, так это витамином С, когда чувствую, что мне нужно взбодриться. И по утрам натощак съедаю ложку меда, запивая его водой.

– Если голова болит, принимаете таблетку?

– Лучшее лекарство от любого недомогания – сон. И вообще для женщины сон важен со всех точек зрения: и для нервной системы и для красоты.

Природа все за нас придумала. Надо просто прислушиваться к себе. Мне часто не удается выспаться, потому что съемки длятся иногда с утра до позднего вечера и на сон выпадает не более пяти часов. Этого мало, поэтому, когда в работе есть перерывы, я всегда нахожу свободную минутку, чтобы поспать.

При моем кочевом образе жизни я давно научилась засыпать и в самолетах, и в поездах, и при любом шуме. Однажды даже умудрилась заснуть на концерте Гарика Сукачева. Он пригласил нас с мужем на концерт, и я – сама не понимаю, как это со мной случилось, – уснула.

– В народе бытует мнение, что у артистов, как правило, расшатаны нервы. Такая вещь, как истерика, может с вами приключиться?

– Скорее, нервный срыв. Это со мной бывало. Но я не могу сказать, что подвержена депрессии. В какой-то момент я просто решила для себя, что буду стараться избавляться от негативных эмоций.

Жизнь ведь полосатая. И мир не всегда к нам дружелюбен – что в быту, что на работе. У меня установка: ничего не происходит просто так и если что-то случилось, значит, это для чего-то нужно, и все, что ни делается – все к лучшему. И тут же стараюсь найти плюсы в негативной ситуации.

Депрессия – штука коварная. Она проникает незаметно, начинается с легкой грусти – ах, как жаль себя, любимую.

Себя, конечно, жалеть нужно, потому что не всегда может оказаться рядом человек, который тебя понимает. Люди, в большинстве своем, очень одинокие создания, невзирая на семью, на детей, на благополучие. Вдруг в самый счастливый момент чувство одиночества остро пронзает любого из нас. Но момент осознания своего одиночества – он тоже благостен, потому что в этот момент мы осмысляем себя как личность. Пытаемся понять, кто мы и куда идем. Но нельзя момент одиночества превращать в плавно переходящее депрессивное состояние.

Если оно оседлает тебя – избавиться от него будет сложно. В тяжелые минуты я всегда вспоминаю барона Мюнхгаузена, который, утопая в болоте, вытащил сам себя за волосы. Не надо надеяться, что кто-то это сделает за тебя. Конечно, мир не без добрых людей, но нельзя распускать себя.

– Звезда экрана Светлана Тома, ваша мама, в свое время была первой красавицей Советского Союза. Передала ли она вам по наследству какие-нибудь секреты красоты?

– Никаких. Мама к своей красивой внешности относилась как к данности. Не считала это преимуществом и никогда этим не пользовалась. Я не помню, чтобы она делала какие-то маски для лица или регулярно посещала салон красоты.

У меня тоже нет такой потребности. Я и пяти минут не могу полежать с маской на лице, меня раздражает бессмысленность происходящего. Но вместе с тем я понимаю, что для профессии важно хорошо выглядеть, поэтому психологически готова к различным процедурам. В том числе и к пластике в будущем.

– А как вы ухаживаете за лицом? Некоторые женщины, например, не умываются водой, предпочитая тоник.

– Не люблю тоник. Он все равно хорошо лицо не очистит. И поры забиваются, и механически лицо растягивается. Вода для меня – оптимальный вариант. И пенка или мусс для снятия макияжа. После умывания наношу на лицо увлажняющий мультивитаминный крем.

У меня сухая кожа, поэтому чем меньше я ее трогаю, тем лучше. Уже несколько лет я пользуюсь одним и тем же кремом. Хотя, с точки зрения косметологов, я поступаю неправильно. Ведь, по их мнению, кремы надо менять. Я честно попыталась последовать их советам, поменяла, после чего кожа взбунтовалась, и я прекратила ставить над собой опыты.

– Неужели?

– С моей точки зрения, крем под глаза, на глаза, на область декольте – это безошибочный маркетинговый ход для того, чтобы женщины больше и чаще покупали. В принципе, эффект всегда одинаков. Просто нужно найти именно свой крем, и он подойдет и для лица, и для век. Но этот принцип нельзя использовать при выборе лечебной косметики.

– Ирина, как вы относитесь к стволовым клеткам, особенно с этической точки зрения?

– Само по себе, это очень интересное открытие. А то, что оно находит применение в косметологии – это неизбежно, потому что рано или поздно все научные открытия приходят в косметологию.

С этической точки зрения, когда кровь берется от загубленного зародыша – это безусловно аморально. Вообще, все что касается абортов – я против категорически! Кроме как по медицинским показаниям. Мы должны все-таки отдавать себе отчет. Нельзя вызывать к жизни душу, а потом ее убивать.

– Декоративную косметику вы используете?

– В повседневной жизни и летом, когда уже есть легкий загар, не пользуюсь косметикой вообще. Надо давать лицу отдых от грима. Если я куда-то иду – делаю легкий макияж: тон, тени, тушь на ресницы и блеск на губах. Причем блеск и контур для губ натуральных оттенков.

– Как ухаживаете за волосами?

– Заставляю себя регулярно делать лечебную маску для волос, но только натуральную. В готовых масках много консервантов.

Совет от звезды:

Маска для волос. Пропорции на глаз, в зависимости от длины волос. Взять яйцо, отделить желток от белка, проколоть пленку, чтобы желток вытек, затем добавить две столовые ложки коньяка и несколько капель касторового масла. Все тщательно размешать и втереть в корни волос. Затем надеть шапочку для душа и замотать голову махровым полотенцем. Держать маску два часа. Смыть.

Наталия Корнеева

См. также другие материалы рубрики "Разговор со "звездой"

tech 

Встройте DailyShow в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте DailyShow в свои источники в Яндекс.Новости

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Одноклассниках, Google+...

Система Orphus