rss  новости rss  статьи rss  все
 

Долиной не нужны дорогие яхты и дома в Майами

20.04.2009 17:24

Долиной не нужны дорогие яхты и дома в Майами
Долиной не нужны дорогие яхты и дома в Майами

Лариса Долина человек крайне занятой. Однако нам удалось с ней встретиться между репетициями сольных концертов и поездкой в Северную Корею. Лариса Александровна встретила во всеоружии – стройна, бодра, активна. В разговоре Долина призналась, что не зарабатывает астрономических сумм, но все необходимое у нее есть. Певица также рассказала всю правду о семейной жизни и об уходе Пугачевой со сцены.

- Лариса Александровна, о вашей новой программе говорят уже заранее - как о мощной и интересной. Как вы сами полагаете, широкая публика, привыкшая к популярной музыке, способна оценить то, что вы приготовили?

- Учитывая кризис и то, что вся программа будет на английском языке, если я соберу процентов семьдесят-восемьдесят - буду считать это победой и большим успехом. Эта программа, конечно, необычна. Но почему бы не побаловать зрителя?

Они придут не просто послушать пластинку, а увидят уникальный живой концерт. Меня в данном случае интересует не столько коммерческая сторона, сколько имидж этих концертов. У меня еще предусмотрена бонусная часть в концерте для зрителей, но это сюрприз.

- Возможно, я лезу в коммерческую тайну, но хотелось бы узнать: эти концерты потребовали от вас дополнительного финансирования или вы справились своими силами?

- Мы привлекли к этим концертам моего старинного друга, который в свое время здорово мне помог с «Погодой в доме». Я редко к кому-то обращаюсь, потому что боюсь услышать отказ. Вообще не люблю просить для себя. За других людей могу попросить, а за себя – нет. Так заведено в нашей семье, что мы не любим пользоваться услугами спонсоров.

Видео

Мне говорят, мол, зачем ты тратишь деньги на концерты, лучше бы купила себе что-нибудь! Нет, пока у меня есть силы, я буду работать и буду вкладывать, а потом посмотрим, может, что-нибудь и куплю. В принципе мы до кризиса успели купить Лине квартиру, сделали там ремонт и даже построили гостевой дом за городом. Так что я не зарабатываю астрономических сумм, но все необходимое у меня есть. Мне не нужны дорогие яхты и дома в Майами.

- А что это за страшная история была про трещину, которая образовалась в вашем загородном доме?

- Это такая ерунда! Не знаю, кто это придумал, но никакой трещины не было. Когда я прочитала эту информацию, долго смеялась. Думаю, надо поехать и проверить! (Смеется)

- Лариса, кризис сильно коснулся артистов вашего уровня?

- Конечно. Концертов стало меньше. Сейчас даже если есть фирма, которая может себе позволить провести корпоративную вечеринку, из солидарности с коллегами она этого не делает. По этическим соображениям. И это правильно.

Остается возможность зарабатывать гастрольной деятельностью. У меня две программы, и сейчас люди больше ходят на джаз. Без корпоративов, конечно, сложнее, но я не жалуюсь. Мне в любом случае надо заботиться о своем коллективе. Я не могу себе позволить бросить на произвол судьбы таких потрясающих музыкантов и великолепный балет.

- Некоторые утверждают, что нынешняя ситуация поможет очистить шоу-бизнес от шелухи, и останутся только достойные артисты. Согласны с этим?

- Полностью! Я и сама думаю, как это все вовремя. Народ сам отсеет ненужных и будет ходить на концерты тех, кого любит и ценит по-настоящему. Это процентов сорок, мне так интуитивно кажется. Сейчас столько непонятных артистов-однодневок, которые называются звездами. У нас сейчас что ни артист, то – звезда! Но это же неправильно. Звезда это что-то недосягаемое, великое, с кем стремятся сравниться.

А у нас что? Я, честное слово, многих даже не знаю. Первый раз вижу этого человека, а он, оказывается, что-то выпускает, концерты дает. Но снять дорогой клип и выпустить диск это одно, а полноценно отработать двухчасовой концерт – это совсем другое. Вот сейчас подобные артисты поймут, что в одночасье звездами не становятся. Так что кризис все расставит по своим местам.

- А вы интересуетесь шоу-бизнесом в том плане, кто пойдет за вами?

- Я пока такого человека, к сожалению, назвать не могу. Чем больше я об этом думаю, тем грустнее мне становится. В какой-то степени это происходит по вине продюсеров. Я не уверена, что все те новые талантливые ребята, которые появились за последнее время, раскрывают себя на сто процентов. У продюсеров задача заработать денег, а про потенциал своих мальчиков-девочек они почему-то забывают. Например, мало кто знает, как по-настоящему может петь Вика Дайнеко.

Она очень хорошая певица. Она спела фирменную песню на новогоднем огоньке в дуэте с Бульдогом, раскрылась, и все. И дальше ей не предоставили такой возможности. Из тех середнячков, так сказать, кто ушел из-под опеки продюсера, фактически никого не осталось. Ну, вот только если Дима Билан, заявивший о себе.

Но он ведь тоже не один и контракт у него наверняка не такой, как у совсем молодых артистов. А если взять всякие «фабрики», то там, мне кажется, нет потенциальных звезд, что называется, артистов со стержнем, которые смогли бы сделать такую программу, на которую бы ломилась публика.

- Кстати, а что слышно о вопросе по отмене фонограммы?

- (С сожалением) Ничего не слышно… Если мы этот закон выпустим, то кто же у нас будет петь, кроме нескольких человек? Так что этот проект повис. Но, несмотря на это, тема не осталась незамеченной. Я обратила внимания, что многие молодые артисты, например, «Челси» или «Корни», все-таки начали петь живьем.

Я очень рада, это уже прогресс. А с «Народного артиста», где я была среди членов жюри, тоже вышли замечательные ребята – Саша Панайотов, Леша Чумаков… Каждый из них вполне может участвовать в «Евровидении»! Но их потенциал тоже полностью не раскрыт.

- Кстати о «Евровидении». Как вы относитесь к череде скандалов вокруг него?

- Скандалы, я считаю, имеют право на существование, если речь идет о достойном выборе. Если учитывать формат «Евровидения», то этот выбор был правильным. Мне, например, как человеку поющему, очень жаль, что выбыла Валерия. Но, вполне возможно, Приходько раскроется так, что поразит зрителей.

Я очень люблю Костю Меладзе, но в данном случае не вполне согласна с его выбором. Но может быть, я не права и Анастасия выстрелит. Мне кажется, что в этом году победит англичанка, потому что это юбилейный год для Вебера, а она шикарно поет его песню.

- Хотелось бы прояснить еще одну историю. После заявления Аллы Борисовны об ее уходе везде приводилась якобы ваша прямая речь, где вы прохладно отнеслись к этому событию…

- Ерунда это все! Ни одного слова правды из того, что я сказала журналисту по телефону, не было напечатано. Я всегда к творчеству Пугачевой и к ней самой относилась с огромным уважением. И даже когда у нас был конфликт несколько лет назад из-за «Песни года», я все равно любила ее, люблю и буду любить. Я уважаю ее как женщину, актрису и певицу. А решение уйти со сцены - это ее личный выбор.

Меня это по большому счету вообще не касается. Если она, будучи мудрым человеком, делает это сейчас, значит, так надо. Возможно, таковы ее обстоятельства. А возможно, это маленькое артистическое кокетство. Когда Алла принимает какие-то решения, они не спонтанны, она перед этим серьезно думает. Захочет вернуться. Дай бог! Мне бы, например, хотелось бы увидеть и услышать ее еще.

- У творческих людей вообще очень переменчивое настроение. Вы могли бы, например, припомнить, что вас в последний раз вывело из себя?

- Меня ежедневно что-нибудь выводит из себя. Допустим, когда мои бэк-вокалистки на репетиции неправильно поют, я раздражаюсь. Сколько раз прослушивали, репетировали, а она неправильно поет! Или, например, в бытовой ситуации, когда надо поспать, а за стеной непрерывно стучат или сверлят. У меня это вообще отдельная история!

Я уже пошутила, что за мной строительная бригада ездит по всему миру. Где бы я ни поселилась - за стеной всегда ведутся ремонтные работы. Просто наказание какое-то! А артист очень ранимый организм. Нам иногда так хочется элементарного покоя, потому что каждый выход на сцену – это стресс.

Как отдыхать, когда сверлят или звонят в номер? Я всегда по-человечески прошу администратора гостиницы - никому не давать мой телефон. Объясняю, что мне надо отдохнуть. Она с улыбкой обещает, и каждый раз повторяется одно и то же – начинаются звонки! Как тут не раздражаться? И все же надо держать себя в руках, чтобы не повторить ситуацию Филиппа Киркорова.

Я согласна, что когда к тебе проявляют такое неуважение, нужно поставить человека на место. Но по форме… Надо было, конечно, сдержаться. Я не знаю, как бы я поступила в этом случае, потому что я тоже очень взрывная и не терплю хамства. Ну, матом все-таки не ругалась бы! (Смеется)

- Вот, кстати, о бестактности. Тут одно время муссировали слух о том, что вы серьезно поссорились с Ильей, но при этом не было ни одного слова из ваших уст. Могли бы это прокомментировать?

- (Усмехается) Объясню, откуда это возникло. Дело в том, что с некоторых пор Илюша перестал ходить со мной на всякие вечеринки и дни рождения. Во-первых, он не любит этого всего. Во-вторых, к нему часто подходят знакомые и говорят: «Илюха, давай выпьем?»

И отказать этому человеку не всегда удобно, и пить он не хочет. Ему некомфортно в таких ситуациях. Поэтому, чтобы всего этого избежать, он решил просто не ходить. Поэтому я хожу либо одна, либо с подругами.

Но в семейной жизни, назло врагам, у нас все хорошо. Более того, у нас практически нет размолвок, если только споры на творческой почве. И то в итоге мы приходим к общему знаменателю. Мы стали очень гибкими друг к другу. У нас сейчас настолько теплые отношения, как будто мы не муж и жена, а брат с сестрой. Брак - это серьезный институт, который надо закончить, но закончить вместе. Пошел двенадцатый год, как мы вместе. Получается, мы уже закончили два вуза!

Алена Снежинская 
Система Orphus