rss  новости rss  статьи rss  все
 

Александр Новиков: «О русской доминанте в шоу-бизнесе говорить нельзя»

01.07.2004 14:01

интервью, взятое  у барда еще задолго до его письма в защиту Ароян   
Письмо Александра Новикова в защиту журналистки  задело многих. В этой связи мы посчитали, что интересным было бы интервью, взятое нашими корреспондентами у барда еще перед известными событиями. Редакция сразу предупреждает, что  с некоторыми его оценками  не согласна.

-  Вон все вокруг говорят о пиратстве, о воровстве дисков еще до выхода их легально, авторские права везде и всюду нарушаются…

   - Пиратский рынок контролирует сегодня, действительно порядка 90%. Но я нахожу выход из положения – сегодня, скажем, зарабатываю по большей части на концертах.

   - А как же авторские гонорары за стихи и песни?

   - Эти начисления настолько малы, что о них говорить вообще не приходиться. Можно, скажем, продать какой-то фирме права, но это несколько десятков тысяч долларов. Для моей деятельности сегодня это уже не тот масштаб. Концерты, конечно, тяжелая работа, но другого выхода у меня пока нет. Этим приходится заниматься любому артисту. У кого нет крупного бизнеса или спонсоров.

-  Каково  человеку с такими убеждениями в шоу-бизнесе?

   - Шоу-бизнес – бизнес русскоязычных евреев, так скажем. Но это не самое страшное. Он насквозь пронизан педерастами. С одной стороны евреи, с другой – педерасты, а некоторые и то и другое в одном лице. Каково?   Русские – терпеливый, не нахрапистый народ, все терпит, все допускает. Стоит сказать, что ты любишь русское – сразу обвиняют в национализме. А ведь это нормально - любить Россию, свой народ, свой язык…  Но о русской доминанте говорить нельзя. Меня исключают из программ телевидения. Берут и исключают, без объяснения. Это на Центральном ТВ, с областным у меня все нормально. Есть силы, которые решили на ЦТ Новикова не пускать, вырезать, целенаправленно противостоять.

Видео

- Складывается впечатление, что чуть ли не все крупные артисты ударились в бизнес: Киркоров, Пугачева,  Кобзон…

   - Мне кажется, что не у многих есть бизнес, да я, в принципе, и не особо в курсе. Я знаю об этом не больше, чем пишут в газетах. Да и вообще не люблю заглядывать в чужие кошельки. Что же касается лично меня, я, ведь не ставлю целью стяжать миллионы. На уровне моих потребностей мне хватает. Для того, чтобы стяжать, так скажем, моего авантюризма не хватает. 

- А на что хватает? Помогать молодым дарованиям?

   - Конечно. Теперь у меня мощная студия. У меня записываются церковные и монастырские хоры. В популярном жанре - «Агата Кристи», «Чайф», «Наутилус» и многие другие. Записывалась Штурм.

   - Куда она делась, что-то ее не слышно?

   - Не знаю. Она сказала, что хочет стать звездой и ей надоели мои дурацкие песни.

   - Как вы относитесь к «Агате Кристи»?

   - Никак. Просто записал по минимальным расценкам, чтобы оплатить труд тех, кто делал записи, сотрудников. За аренду студии я не брал. Записались, и записались.

   - А, вообще, много прибытку дает студия?

   - Никакого, практически. Скажем, монастырскую музыку записываю вообще бесплатно, потому что это не коммерческая, а духовная ценность. Делаю только мастер-тайп, а издают и продают они сами.

   - Надо понимать так, что сегодня творчество – это совсем не статья доходов?

   - Почему же, сегодня творчество приносит мне больше денег, чем бизнес.

   - А у вас, выходит,  есть свой бизнес?

   - В принципе, сегодня мой бизнес не настолько велик, чтобы о нем говорить. Хотя в свое время у меня был более крупный бизнес. Я был совладельцем фирмы, которая занималась перевозкой авиагрузов челноков и разных торгово-закупочных организаций. Причем, один мой компаньон жил в Стамбуле, другой - в Арабских Эмиратах. На балансе нашей компании даже был самолет ИЛ-76.    История этого бизнеса самая обыкновенная в нынешней России. Сначала он был немногочисленным на рынке, потом такие фирмы стали плодиться, как грибы. Потом чиновники всех мастей осмотрелись, приноровились, начали брать взятки, вымогать на таможне и т.п. Потом поднялись цены на аренду самолетов. Бизнес стал не так выгоден. Потом туда полез уголовный мир, началась стрельба. Многие с этого рынка стали уходить. Мы тоже разделили имущество между компаньонами, как это обычно бывает и карго-деятельностью перестали заниматься.

   - Ведь это дело надо было тоже начинать с каким-то капиталом?

   - Я зарабатывал довольно много денег на концертах и взял кредит в банке, достаточно большой, на доверительной основе. В то время ведь еще не было заслоновой системы. Деньги были и у моих компаньонов.

   - На ваше творчество влияет то, что вы православный человек? 

  - Я отсидел в лагере за свои убеждения. Не был комсомольцем, не пел никогда комсомольские песни и в открытую боролся с советской властью. Мои стихи были изъяты во время обыска, пропали в КГБ.
   А к Богу надо придти. Дети, кому сейчас 15-17 лет, родились свободными. Мы свободными не были, родились в другое время. Нам вбивали в голову, что церкви – это только памятники старины, что вера – пережиток прошлого. Сейчас это все рухнуло, а шрамы в душе остались. Я не часто хожу в храм, но Бог у меня – в душе, и я это всегда чувствую. Причем, никакого видимого перелома в моем сознании не произошло, все это пришло с возрастом, началось еще в лагере.

   - В этой связи не совсем приятный для вас вопрос о КГБ…

   - Не надо смешивать личности и структуру в целом. Меня не покарали, я ничего не совершал. Меня осудили незаконно. В 1995 году приговор был отменен Верховным Судом РФ за отсутствием состава преступления. Одним словом, меня посадила не Родина и даже не КГБ, а последыши тех, кто расстрелял Царскую семью и погубил массу людей. Это они возглавляли систему, а их подчиненные просто честно выполняли свой служебный долг. Поступил приказ – они исполнили.
   Потом эта верхушка сменилась, ее сместили, время всех разметало: кто умер, кто ушел на пенсию. И у меня никаких претензий к системе КГБ и к людям, там служащим ныне не осталось.

   - Каково ваше отношение к политике?

   - Политикой я не занимаюсь. Хотя могу помогать политикам, отдельным личностям, кого я уважаю. Скажем, мне симпатичен наш Свердловский губернатор Россель, но это лишь потому, что я ему лично симпатизирую и помогаю всегда и во всем.

   - Но считается, что Россель – один из столпов идеи разделения России? 

   - О Росселе измышляет каждый в меру своей испорченности. Грязью каждого можно облить, доказательств нет. Ведь почему он создавал Уральскую республику? Система сборов налогов у нас какая: в области собрать, в Москву послать, а потом на коленях ползать, чтобы получить что-то назад. В Москве вовремя могут и не дать, а губернатором недовольны – пенсии не выдаются, зарплаты нет. Госчиновники в Москве на эти деньги жиреют, скупают бизнес, строят дачи, покупают самолеты, а областям выделяют в зависимости от расположения к губернаторам.
   Он же хотел создать самодостаточную систему, отчисляя установленный государством налог. Области это было бы на пользу. Все это опошлили моментально, обвинили его чуть не в идиотизме. Росселя они не любят. Ему устроили политическую обструкцию. А он выстоял, сохранил лицо, авторитет. Сегодня область наша – одна из самых процветающих, а губернатор Россель – один из выдающихся деятелей нашей страны. Если закон позволит, и он будет баллотироваться на третий срок, поддержку ему окажу безусловную.

   - А как человеку творческому уйти в такой прагматичный, жесткий бизнес?

   - Я туда, по большому счету, никогда до конца и не уходил. Я совмещал. Это очень трудно, так как одно другому попросту мешает. Но что делать - пришлось поступиться творчеством.

   - Ради чего?

   - Чтобы не ходить с протянутой рукой, не кланяться и чувствовать себя достаточно уверенно, чтобы можно было на какое-то время прекратить гастрольную деятельность, заняться записью в студии, какой-то экспериментальной работой. Так я, кстати, поступаю до сих пор: у меня и сейчас есть небольшой бизнес. Хотя уже сейчас я впрямую им не занимаюсь. Для этих целей есть управляющий, а я владелец и контролирую только общую финансовую ситуацию.

     - А как с поэзией, литературой?

   - Выпустил вторую свою книгу стихов «Колокольня». Мемуары, считаю, рано писать. И времени нет. Да и своим литераторским способностям я не так льщу. Сейчас главное –  книга о Царской семье. Вот когда это сделаем, тогда скажу: «Мы это сделали, сделали красиво, достойной и на благо Отечеству».
   Тогда и о другом чем-то можно будет подумать.

Андрей Русев,
Валерий Давыдов
«ПРАВДА.Ру»

tech 
Система Orphus