rss  новости rss  статьи rss  все
 

Валерия: Муж бил меня до фиолетового цвета

28.02.2003 14:16

В Аткарск нас пригласила коренная аткарчанка -- певица Валерия. Ровно год назад, после фактического разрыва с Александром Шульгиным, она вернулась на родину, к маме с папой. Тогда Лера была убеждена, что маленьких детей (Ане в ту пору было 8, Артему -- 7, а Арсению -- 3 года) лучше растить вдали от столиц. Прошел год. Не собирается ли певица возвращаться в Белокаменную?
 
Поезд на станции Аткарск стоял три минуты. До конечной станции -- Саратова -- оставалось полтора часа пути. Однако лишь мы с фотокором Сашей Джусом в полной боевой готовности ждали в неотапливаемом тамбуре, когда состав замедлит ход и проводник, похожий на Алена Делона в юности, уже нацелившийся ключом в замочную скважину, отомкнет дверь.

В Аткарск нас пригласила коренная аткарчанка -- певица Валерия. После фактического разрыва с Александром Шульгиным она вернулась на родину, к маме с папой. Тогда Лера была убеждена, что маленьких детей (Ане в ту пору было 8, Артему -- 7, а Арсению -- 3 года) лучше растить вдали от столиц. Прошел год. Не собирается ли певица возвращаться в Белокаменную?

-- Пока некуда возвращаться, -- машет рукой Валерия. -- По брачному контракту нам с детьми достался загородный дом в Крекшино. Это в полусотне километров от Москвы по Минскому шоссе. В доме постоянно ломается отопление... Да и вообще там нельзя жить. Это даже орган опеки и попечительства признал. Нажились уже за забором, хватит. А три квартиры в Кунцево, на улице Загорского, студия на Сретенке, офис на Тверской и большая квартира в Камергерском переулке, в доме, где жил Кассиль, а также маленькая на Пролетарке принадлежат Шульгину. Он кричит на каждом углу, что любит своих детей и хотел бы с ними почаще видеться, но делает все для того, чтобы дети жили за тысячу верст и не беспокоили любящего папу.

-- Так вы вынуждены жить в Аткарске из-за отсутствия жилья?

-- Можно сказать и так. Но это еще не означает, что нам здесь плохо. Наоборот, такого чудесного года ни у меня, ни у детей никогда не было.

Видео

Я так рада, что не поддалась в очередной раз на посулы и обещания Шульгина, добилась развода. Ведь раньше я не имела права голоса. Даже видя, что муж портит детей, делает совершенно недопустимые вещи -- допустим, берет двухлетнюю Аню на дискотеку, заканчивающуюся далеко за полночь, или будит их в четыре утра, чтобы послушали его новую песню, -- я была бессильна ему помешать. Тут же последовала бы оплеуха. На глазах у детей! Муж и без того избивал меня до фиолетового цвета, запирал в собачьем вольере в зимнюю стужу, постоянно и изощренно унижал, оскорблял.

 Чтобы больше не обращаться к этой больной для меня теме, расскажу только об одном эпизоде. Я ждала третьего ребенка, Сеню. А Саша словно нарочно задался целью сделать наше совместное проживание невыносимым. Я пришла в обычную женскую консультацию, по месту прописки, на Пролетарке, и притворилась, что, мол, с сердцем нехорошо. Хотя на самом деле беременность протекала нормально. Меня положили в кардиологический роддом на сохранение. Я пролежала там месяц. Четыре человека в палате. Одна ванная на всех, в дальнем конце коридора. И та работала два дня в неделю. Не знаю, как я все это вынесла. Но у Шульгина один ответ: «У меня нет денег класть тебя в нормальную больницу». Финансами в нашей семье занимался Саша. Мои доходы были как бы виртуальными. Во всяком случае, я их не видела, только на бумаге.

-- Шульгин не хотел третьего ребенка?

-- Хотел! Чем больше детей, тем лучше. Дети -- это алиби. Его многие знали с плохой стороны, но... от плохих людей детей не рожают. Рожая детей, я создавала ему имидж, который, в свою очередь, помогал открывать все двери.

-- Где же родился Сеня?

-- В ноябре 1998 года в Институте репродукции. Хотя должен был родиться в ЦКБ. С этой больницей у нас был заключен договор. Но я его расторгла, получила назад деньги и легла в институт на самых обычных, бесплатных условиях. Оттуда нас с Сенечкой забрали чужие люди -- знакомые моей знакомой. У женщины, приютившей меня и детей, были три дочки того же возраста, как мои. Мы жили у них на станции Клязьма. Воду приходилось таскать из колонки на второй этаж.

-- А поселиться в одной из московских квартир вы не могли?

-- Так их тогда еще не было. Шульгин купил их позже, когда я стала хорошо зарабатывать. А тогда мы все жили в Крекшино, куда я после его издевательств возвращаться не хотела.

-- А снять квартиру?..

-- На что? Я берегла каждую копейку... Ведь ушла с походной сумкой, в которой детская одежда да ветхие пеленки.

-- И что вы предприняли, чтобы как-то разрядить ситуацию?

-- Обвенчалась с Шульгиным...

-- О-па...

-- Ради детей!.. Батюшка сказал: у детей в венчанном браке все будет хорошо. Но Саша полагал иначе. Мало того что еще по дороге в храм он послал меня матом, так и потом, когда таинство свершилось, все твердил: «Я не потерплю, чтобы кто-то третий между нами затесался...» Третий -- это Бог... Представляете?! Но сейчас нас уже развенчали. Я добилась cвоего. Хотя было нелегко. В церкви мне говорили: «Вот будете вступать в повторный брак, тогда и...» Но я же не знаю, будет ли это и когда. А быть связанной с таким человеком, как Шульгин, не хотела. Вспомните Омара Хайяма: «Чтоб мудро жизнь прожить, два правила запомни для начала: уж лучше голодать, чем что попало есть, уж лучше быть одной, чем вместе с кем попало!»

-- Как складывается ваш день в Аткарске?

-- Встаю, как жаворонок, в 7 утра, собираю детей в школу. Ложусь далеко за полночь, как сова. Сплю часов пять-шесть.

-- Что так мало?

-- Времени не хватает. Я сейчас, как никогда, занимаюсь детьми. Каждой буквой, каждой запятой. Проверяю, контролирую, помогаю. Дети ведь теперь не такие организованные. Аня, например, может сидеть полтора часа просто так. «Я тебя жду», -- говорит. Да ты не жди! Ты делай пока, что можешь! Я учу их правильно организовывать свое время, не терять ни секунды.

 -- Вы были другой?

На этот вопрос ответила мама Валерии, Галина Николаевна: «Помню, выехали всей семьей на природу. Вернулись поздно. Я проснулась в пять утра. Смотрю, дочка (а она тогда была в первом классе!) задание по чистописанию выполняет! Из-за прогулки не успела уроки сделать, а с невыученными в школу прийти не может...»

...В средней школе № 8 города Аткарска, которую когда-то окончили дед Валерии Николай Иванович, потом ее мама Галина Николаевна, позже она сама и где теперь учатся ее старшие дети -- пятиклассница Аня и третьеклассник Тема, мне рассказали, что она окончила школу с золотой медалью! Алла Панфилова (настоящие имя и фамилия Валерии) так хорошо успевала по всем предметам, что учительница математики прочила ей лавры Лобачевского, физики -- Ландау и Марии Кюри, учитель правоведения и нынешний директор Аткарского парка-музея Владимир Николаевич Игнатьев надеялся, что его любимая ученица поступит на философский факультет МГУ, а учительница географии Тамара Николаевна Мартемьянова -- на географический. Но большинство сходились во мнении, что Аллочка выберет истфак. История была ее «коньком», хобби. Она запоем читала Вальтера Скотта и Карамзина, писала яркие рефераты, водила экскурсии по школьному музею и с блеском выигрывала исторические олимпиады. Как районные, так и областные.

Собственно, о карьере историка для своей единственной дочери мечтала и ее мама, Галина Николаевна, очень расстроившаяся, когда семнадцатилетняя Алла подала документы в Институт имени Гнесиных, на отделение вокала. Она даже ходила к Кобзону, набиравшему курс, просила, чтобы тот «отсеял» дочку. Ей хотелось, чтобы золотая медалистка получила фундаментальное университетское образование. Кобзон страшно удивился. Он впервые встретил такую маму. Все остальные, наоборот, стремились правдами и неправдами пропихнуть свое чадо в старейший музыкальный вуз. Но беспрецедентный случай в истории Гнесинки: Аллу Панфилову приняли в институт без училищного образования, после Аткарской музыкальной школы! Такого здесь еще не бывало...

-- Мне обидно, -- говорит певица, -- когда я слышу, что Валерию, мол, «сделал» Шульгин. Конечно, никто не умаляет его продюсерских талантов, ему много дала работа с группой «Круиз», в частности, редкую возможность изучить шоу-бизнес, о котором в СССР тогда и понятия не имели. Не было бы Шульгина, был бы кто-то другой. Все к тому шло. У меня уже была и «песня года»... Шульгин же не девочку взял, которую нужно водить по педагогам, а готовый материал. Уже через 15 дней по приглашению авторского общества «Рондер-мьюзик» мы выступали в Германии. Такое с наскоку не сделаешь. Тем более в отличие от настоящих профессионалов, таких, как продюсер «Иванушек» Матвиенко, который сам пишет, аранжирует, руководит процессом «от» и «до», Шульгин не знает ни одной ноты, а если что и объясняет, то на пальцах: «Высоко надо петь, высоко!» (Смеется.)

-- Но он как-то занимался с детьми, развивал их?

-- Да что вы! Он приходил с работы, садился перед телевизором, ставил фильм, скажем «Мумию». Дети бегали тут же. Пользы -- ноль, а вреда... После этой «Мумии» дети, особенно Тема, стали бояться темноты, не спать по ночам, плакать...

-- А сейчас Артем боится темноты?

-- Нет, мы и сами не заметили, как перестал. Тема в Аткарске раскрылся с неожиданной стороны. Он вдруг... запел. Да еще как! Его даже в муниципальный оркестр взяли -- со взрослыми петь. Соло! У него открылись лидерские наклонности, появились друзья-приятели. Ведь в Москве у ребят друзей не было. Какие друзья, когда учились они в центре города, в англо-немецкой школе, а жили «на выселках» -- в Крекшино. Полтора часа туда, полтора обратно! Ну-ка, постой в «пробках»... Они уставали, раздражались, у них больше ни на что времени не оставалось. А здесь все близко: пять минут до школы, через дорогу -- музыкальная школа, в которую Аня и Тема уже здесь пошли, рядом Центр детского творчества. Аня рисует хорошо. Тема в шахматы играет, как взрослый.

 -- Но какое образование получат дети в Аткарске?

-- Такое же, как в Москве. Даже лучше. У Ани в столичной спецшколе были пятерка по английскому и четверка по арифметике. А сюда приехали -- она по арифметике больше чем на тройку не тянет! А по английскому вообще полный «ноль»... Я проверила и за голову схватилась. Пришлось срочно нанимать репетиторов. И только сейчас, год спустя, она -- наконец-то! -- догнала класс по арифметике. Здесь учат гораздо лучше! Я постоянно бываю в Москве, встречаюсь с Аниными и Темиными педагогами, директором школы, вожу туда контрольные работы детей. Они не отстают, даже идут с опережением! Иностранными языками занимаются с частными педагогами. И английским, и немецким. Чтобы контролировать немецкий, я сама засела за учебники. Уже одолела первый курс иняза, читаю детективы на немецком. Пока адаптированные. Но скоро, я думаю, возьмусь и за подлинники.

-- Вам легко даются языки?

-- Я же сказала: мне нравится учиться!

-- А еще что вам нравится?

-- Печь торты и именинные пироги. Дети любят медовый и лимонный. Разговаривать с детьми подолгу и обстоятельно. На это тоже недоставало времени. Общаться с подругами детства и другими интересными людьми. А вечером, когда всех накормила, всех уложила и всем все объяснила, -- нырнуть в Монтеня. И читать, читать...

-- А что вас огорчает?

-- Не читают дети то, что бы мне хотелось. Например, Гайдара. Мы зачитывались «Тимуром и его командой», даже свою тимуровскую дружину сколотили, ходили, людям помогали. А моих это не задевает. Они любят читать энциклопедию. Вот устраиваю принудительные гайдаровские чтения. Читаю им и «Тимура...», и «Голубую чашку».

-- Кто ваша любимая литературная героиня?

-- Любка Шевцова из «Молодой гвардии». Наверное, потому, что была актрисой...

-- Хотели бы попробовать себя на драматической сцене, поступить в театр?

-- Хотела бы. Особенно в комических ролях. Есть у меня такой пунктик. Но те роли, что мне предлагали сыграть в кино и в Театре антрепризы, меня не заинтересовали. Намечается один телевизионный проект. Но подробности рассказывать пока не буду. Тьфу-тьфу, чтоб не сглазить!

-- Вы любите модно одеваться? У кого из модельеров шьете одежду?

-- Предпочитаю готовые вещи. Никогда не делала культа ни из одежды, ни из украшений. Когда Шульгин впервые подарил мне золотое кольцо с бриллиантом и спросил: «Ты этого хотела?» -- я честно ответила: «Нет».

-- Что из нарядов вы приобрели себе в этом году?

-- Ничего. Зачем мне новые наряды? Куда мне ходить? К бабе Вале или на немецкий?..

-- Не тоскуете ли по московской роскоши?

-- Нисколько.

-- Чего вам недостает для счастья, Валерия?

-- Если бы был любимый человек, понимающий -- мне бы этого было достаточно.

Елена Березина, Аткарск -- Москва "Огонек"

tech 
Система Orphus